Забывая человечность: ген рака правозащитных движений


Любое мужское и женское движение несет в самой своей сути свой будущий рак. Для этого даже не нужно, чтобы были мизандрички и мизогины — они лишь помогают актуализировать потенцию, которая есть изначально

Известно немало случаев, когда угрожающие социальной группе противники не требовались для расцвета рака. Например, геноцид геев в Германии. Геи в 30-е годы никак не угрожали защитникам гетеросексуальности и гетеросексуалам в целом, но против них устроили полноценный геноцид по признаку ориентации.

Имя этому гену рака — забвение человечности.

Любое мужское и женское движение несет в самой своей сути свой будущий рак. Для этого даже не нужно, чтобы были мизандрички и мизогины — они лишь помогают актуализировать потенцию, которая есть изначально.

Известно немало случаев, когда угрожающие социальной группе противники не требовались для расцвета рака. Например, геноцид геев в Германии. Геи в 30-е годы никак не угрожали защитникам гетеросексуальности и гетеросексуалам в целом, но против них устроили полноценный геноцид по признаку ориентации.

Имя этому гену рака — забвение человечности.

Занимаясь проблемами определенной социальной группы слишком легко забыть, что проблемы есть не только у нее. Зрение сужается, превращается в двухмерное — есть наши — пострадавшие и правильные, а есть чужие — неправильные и виновники страданий.

Исчезает ощущение человечности — того, что все мы люди и в этом наша общность, ненавязчиво, но твердо требующая относиться друг к другу по-человечески, то есть, с хотя бы минимальными признанием единородства и уважением.

В этом смысле слова феминизм и маскули(ни)зм ничем не отличаются от национализма или расизма. Защита интересов своей социальной группы имеет благое начало, неважно пол это, ориентация, нация или раса, ровно до того момента, как активист_ка забывает, что особенность ее(его) группы не должна превалировать над ее общностью с человечеством.

Как только происходит это забвение, начинается расчеловечивание всех, кто не принадлежит к защищаемой группе. И чем более сложные отношения у этой группы с другими группами, тем выше вероятность, что это расчеловечивание приобретет воистину библейские масштабы.

Расизм и национализм рухнули в пропасть этого рака наиболее громко — Холокост и иные геноциды, порожденные ими, остаются памятниками запредельного ужаса, который сотворен с людьми руками людей, перешедших границу между защитой своей группы и расчеловечиванием других групп.

Это сильно скомпроментировало саму идею защиту своей расы или нации. При этом необходимость этой защиты никуда не делась, но защитников_иц их противники получили возможность обстреливать примерами ужаса, сотворенного их предшественниками.

Но «наиболее громкие» не значит «единственные» и даже не значит «единственно серьезные».

Массовое продвижение дискриминирующих мужчин законов фем-активист(к)ами, например, LIGV в Испании или WAVA в США, массовая фальсификация статистики, порождающая ненависть к противоположному полу, распространенная и в мэносфере, и в феминизме — все это части того рака, в основе которого лежит превалирование группового общего над общечеловеческим — интересов отдельной группы (как их понимают раковые активисты_ки) над человеческой общностью.

И пусть вас не обманывают заявления в духе «мы всего лишь хотим жить без страха» — это говорили даже нацисты в защиту своих действий. Смотреть надо на действия и их прямые последствия.

Не каждый рак приводит к такой катастрофе, как нацизм, но и от меньших катастроф страдают люди.

Если кратко резюмировать: защищать права социальных групп нужно. И по полу, и по нации, и по ориентации, и тд. В этом смысле слова мужские и женские правозащитные движения — объективная необходимость.

Но каждое из них несет в себе ген рака и должно об этом помнить. Как и помнить о своей ответственности за борьбу с ним.
Можно не защищать интересы других социальных групп, но переходить черту и ставить интересы своей социальной группы выше интересов остальных — это идти в пропасть. Даже если вы говорите, что это временно. И тем более, если вы говорите, что остальные сами виноваты во всех своих бедах, а может и заслужили их.

Самоограничение дело нелегкое, но в деле защиты прав совершенно необходимое. Иначе — здравствуй, рак.
P.S. А что до нацизма… редко какой рак достигает таких высот, иначе бы с ним не сравнивали как с эталоном. Поэтому не стоит лишний раз называть нацизмом рак, который уступает ему на несколько порядков во всех смыслах. Это выглядит пошло и наоборот мешает критиковать меньший рак — после такого именования любые конкретные обвинения становятся уже бессмысленными.

Отдельно отмечу, что сравнение сравнению рознь и сравнение не есть заявление, что два явления суть одно или равнозначны. И если сравнение нацизма и нового рака происходит объективно, без заявления «это новый нацизм», с указанием общего и различного — то тогда закон Годвина не работает, просто потому, что нет приравнивания.

Статью подготовил Эмрис

Я мыслю, значит я существую (с)

Фото автора Aleks Magnusson: Pexels
  • 0
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.