Визит моего сына в военкомат. Судя по всему, у него за год отросли новые легкие

В нашем городе бронхо-легочными заболеваниями, в связи с плохой экологией, никого не удивить. Кто может — бежит с исторической родины, кто не может —ежегодно вывозит детей «продышаться» на «юга-моря». Кто совсем не может — ну, тут я не знаю.

Потому что мой вариант много лет был «вывожу продышаться». Бежать было невозможно, мама-инвалид никуда уезжать не хотела, бросить её было не на кого, а потом... поздно.

Жертвой стал, к сожалению, мой сын. Когда в нашем городе запустили очередное «производство», то и вывоз на море не помог. Детка поехал на «Скорой» в пульмонологию с диагнозом «бронхиальная астма».

Я не буду рассказывать, как мы валялись в ногах у заведующей пульмонологией и просили разрешения быть с девятилетним (с восьми лет дети госпитализируются без родителей, если нет возможности кого-то из родителей вместе с ним положить) перепуганным мальчишкой хотя бы на «стульчике в палате». Да хрен с ним в палате, я бы и у дверей палаты постояла. Кстати, отец сына, его сестра, бабушка со стороны отца, тоже были готовы. Хотя мы были в глубоком и неприятном разводе.
Заведующая пульмонологией наш натиск выдержала. Правда в последний момент сорвалась: «Да нет у меня места, чтобы кого-то с ребенком класть! Вы что не понимаете, ЧТО в нашем городе запустили? У нас заболеваемость по нашей части на 25% подскочила — за три дня! У нас койки уже в коридорах стоят и конца-краю не видно!»

Ладно, мы это пережили.
Пролечились. И даже научились с этим справляться. Без вызова «Скорой». Да, у меня есть дежурный набор лекарств, небулайзер, а у сына — три ингалятора. Один в кармане брюк, второй — в рюкзаке, третий — на полке в его комнате. Пшикнул-вдохнул и начинающийся приступ может быть купирован.

Классный руководитель и школьный медик предупреждены, я регулярно напоминаю, что «если вдруг чего» — не надо пугаться, надо подождать действия «Са*******ла». Если через три минуты не продышится — тогда да, тогда звонить в «Скорую» и мне. И на физкультуре он просто посидит, когда ему тяжело, хотя вот справка об освобождении.

Естественно, осмотр у пульмонолога сын проходил как положено — дважды в год. Диагноз подтверждался. Врач говорила: всё стабильно, хорошо, что вы справляетесь, никаких дополнительных мер не нужно, но увы — астма у вас никуда не делась...
И вот он, здравствуйте, военкомат. Комиссия, опять же. Нет, я не против армии. Но астматиков туда не берут, что, собственно и подтвердила первая комиссия — выдали сыну военный билет с соответствующей отметкой. Не годен.

Пару дней назад, год спустя, очередная комиссия. Визит в военкомат. Перед этим как раз прошел сын осмотр у пульмонолога — все показатели те же, в том числе по спирографии. В лучшем случае, по некоторым показателям — нижняя граница нормы. По большинству... В общем, так. Не норма.

Сходил на медкомиссию в военкомат. А там — бинго! — назначают «дополнительное обследование». У того же самого пульмонолога — у нас он, «детский», один на все население от 0 до 18. То есть она, невзирая на свежее обследование, должна ещё раз посмотреть моего сына, который у неё на учете уже 9 лет и ещё раз сказать: «Диагноз не снят»?
А мой сын, забирая направление на допосмотр, пробурчал в адрес комиссии: «Вы серьезно думаете, что у меня за год новые легкие отросли?»

За что, конечно, был руган мною, когда излагал все эти подробности. Мол, дитя моё, вот припомнят они тебе это, отправят в армию, а через пару месяцев вернут. Тебя. Мне. В состоянии близком к понятию «инвалидность».

Источник
  • 0
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.