Колумбайнеры — антитела социума

Вот в 19-м веке не расстреливали школы, в 18-м не расстреливали. В Греции и Риме… стрелять им было не из чего, но они не резали. А теперь стали. И, заметим, первыми стали это делать в благополучной Америке. И мой крамольный второй ответ заключается в том, что происходит — это ровно от благополучия.

И прежде, чем вы возмутитесь, извольте меня выслушать. Есть такое тяжелое аутоиммунное заболевание, называется болезнь Крона. Вообще все аутоиммунные заболевания возникают тогда, когда ваша собственная иммунная система атакует ваши клетки.

В случае болезни Крона ваша иммунная система атакует клетки вашего же кишечника, и он воспаляется. И знаете, чем можно лечить болезнь Крона? Глистами. Если у вас глисты, то ваша иммунная система перестает заниматься вашим кишечником, и она начинает заниматься глистами.

Поэтому в тех странах, где глистов много, болезни Крона нет. В общем, кто сидит по уши в грязи, болезнью Крона не болеют. Более того, это касается многих других аутоиммунных заболеваний, потому что почти все они — болезни первого мира, а не третьего.

Еще раз: те, кто сидит по уши в грязи, не более аутоиммунными заболеваниями, зато он болеет массой других. Потому что наша иммунная система — это громадная, хорошо вооруженная армия. Я как-то говорила, что 80% генов организма, так или иначе, связана с иммунной системой. И генетически эта система рассчитана на то, что человек живет примерно так, как жили его предки обезьяны в реальном лесу.

Она рассчитана на шистосомоз и малярию, на слоновью болезнь, на частые раны, на частые воспаления, нагноения. Но не рассчитана она на то, что человек будет мыть руки антибактериальным мылом и каждую царапину смазывать йодом. И когда иммунная система попадает в стерильные условия, она сходит с ума и начинает атаковать собственные белки вместо чужих.

И вот, собственно, очень похожее происходит с человеком с избыточной агрессией, с шизофренией, с манией величия. Потому что да, в 20-м веке расстреливают школу. Пару тысяч лет назад он просто нанимался к кому-нибудь в армию, к каком-нибудь Птолемею или Масиниссе, резал животы беременным женщинам, разбивал головы младенцам о камни при штурме городов. В общем, не особенно выделялся на общем фоне.

Вот представьте себе, наш Ильназа Галявиева попадает куда-нибудь в ХАМАС, на западный берег Иордана или в сектор Газы, где ХАМАС безраздельно правит. Ну, честное слово, у него есть масса способов удовлетворить свою агрессию без того, чтобы пострелять своих.  
И хочу я начать с Казани, хотя, вроде о чем говорить? Ну, шизофреник и шизофреник. Объявил себя богом, устроил стрельбу в школе, положил кучу народу. Бог, он вообще такой.
Я, прежде всего, хочу сказать, что всякое событие такого рода вызывает у публики неподдельное любопытство, потому что так устроен неокортекс, так устроен человеческим мозг. Мы вообще на самом деле нуждаемся в новостях и плетнях.
И вот эти рассказы друг другу о том, что случилось, они играют для Хомо сапиенса такую же роль, что и взаимное расчесывание шерсти в поисках блох у обезьян. Вот человеческий мозг он не создан затем, чтобы рассчитывать параметры орбиты, к сожалению, а он создан для процессинга с Петей. Он поэтому такой сложный. Он определяет, как Вася относится к Пете, а Петя относится к Маше, а вот он как-то не так подмигнул, а знаете, что вчера Василий отчебучил?..
И вообще, когда эти сплетни касаются больших человеческих коллективов, они называются историей. Поэтому стрельба в школе — это бесспорно то, о чем судачат все. Это нас сильно возбуждает так же, как и рассказ о сексе. И, к сожалению, большинство серьезных комментаторов, им простое, бесхитростное смакование этой кровавой истории кажется чем-то неловким. Ну, прямо, как заниматься онанизмом в прямом эфире. И поэтому они норовят замаскировать это смакование высокоморальными сентенциями и далеко идущими предложениями.
У кого немедленно оказывается виноват кровавый режим, у кого немедленно оказывается виноват бесконтрольный интернет. Вот тут депутат единоросс Горелкин потребовал немедленно контролировать интернет и создать систему, которая будет отслеживать преступные намерения в соцсетях. Мне, в общем-то, известно, что у нас на самом деле такая система уже в России практически создана. Почему-то вместо того, чтобы смотреть массовых убийств, там смотрят особенно сторонников Навального.
Вот у нас тут намедни в Московском метро стали увольнять тех, кто зарегистрировался на сайте Навального, и даже тех, насколько я понимаю, у кого родственники зарегистрировались. Это не то, чтобы сын за отца не отвечает.
С одной стороны, мы услышали массу патриотических предложений, которые как всегда, выносят мозг, и, наоборот, услышали возмущение от либеральной публики, что вот, мол, вышедшего на пикет оппозиционера, за минуту задерживают, а убийца с ружьем дошел до цели.
И вот этих всех единороссов я, если можно комментировать не буду, потому что ему пятно Роршаха покажешь — он скажет: «Запретить интернет!». Это вот из серии: «Дяденька, вы где такие картинки берете?» А насчет возмущения либеральной публики, если можно, скажу так. Вот у нас несколько месяцев назад был дикий скандал, потому что ФСБ задерживали школьников и отправляли в психушки, или из-за того, что этот школьник состоял в чате о Колумбайне, или оттого, что он записал какое-то не такое видео.
То есть, действительно, без примеси политики, но такое, слегка маргинальное видео. И люди справедливо возмущались, потому что школьник, который записал видео, даже если это не As-video, и человек, который расстрелял людей — это две большие разницы. И я сильно подозреваю, что если бы ФСБ загребла Этого Ильназа в психушку до расстрела, то те самые люди, которые сейчас возмущаются нерасторопностью государства, возмущались бы произволом в отношении ничего не сделавшего ребенка.
И теперь вы спросите, а как же с этим бороться? Потому что все же кричат: «Надо бороться, надо предотвращать!» И я должна сказать крамольную мысль, что никак. Потому что все способы борьбы с подобными преступлениями обойдутся гораздо дороже, чем сами преступления.
Вот на самом деле, как бороться с этими расстрелами? Вы будете изучать социальные медиа школьников, как, сейчас, собственно, это делает ФСБ. И те, кто теоретически может вызвать вопросы, вы будете сдавать в психушку, и там над ними будут измываться. И там, действительно, они будут сходить с ума.
Потому что, действительно, девочку изымают из дома 12-летнюю, кладут в психушку — это же концлагерь. Вы что, их будете определять в коррекционные классы, вербовать осведомителей? Вы открывать горячие линии будете. И вот кто-то позвонит по горячей линии и скажет: «А вот вчера девочка Света, я слышала, и мальчик Вася, они угрожали взорвать школу». Ну, представьте, какое количество людей будет сводить счеты, звоня по этим горячим линиям. Это будет не ад, это будет какой-то тоталитарно-психиатрический писец. «Товарищ начальник, я вчера проходила мимо школьника, он меня обругал. Надо срочно сдать его в психушку на предмет исправления мозгов и колоть его аминазином». То есть это первое и самое главное.
Нет, преступления шизофреника, маньяка и сумасшедшего в большинстве случаев предотвратить невозможно, потому что цена, которую общество заплатит за систему предупреждения и предотвращения в подобных случаях, она просто гораздо выше цены, которую платит за расстрелы.
Это как ДПТ. Можно улучшать дороги, конструкции машин и прочее. Но даже если вы все улучшите, все равно некоторое количество ДТП будет происходить. И это количество, как это ни цинично, приемлемая для общества плата за возможность пользоваться автомобилями. И, конечно, можно сказать: А давайте запретим машины. Но это будет слишком неприемлемо высокая цена для запрещения ДТП.
Я могу сказать, как можно предотвратить расстрелы в школах. Школы закрыть. Но, наверное, это не очень хорошо.
Вторая вещь, почему это происходит. Вот в 19-м веке не расстреливали школы, в 18-м не расстреливали. В Греции и Риме… стрелять им было не из чего, но они не резали. А теперь стали. И, заметим, первыми стали это делать в благополучной Америке. И мой крамольный второй ответ заключается в том, что происходит — это ровно от благополучия.
И прежде, чем вы возмутитесь, извольте меня выслушать. Есть такое тяжелое аутоиммунное заболевание, называется болезнь Крона. Вообще все аутоиммунные заболевания возникают тогда, когда ваша собственная иммунная система атакует ваши клетки. В случае болезни Крона ваша иммунная система атакует клетки вашего же кишечника, и он воспаляется. И знаете, чем можно лечить болезнь Крона? Глистами. Если у вас глисты, то ваша иммунная система перестает заниматься вашим кишечником, и она начинает заниматься глистами.
Поэтому в тех странах, где глистов много, болезни Крона нет. В общем, кто сидит по уши в грязи, болезнью Крона не болеют. Более того, это касается многих других аутоиммунных заболеваний, потому что почти все они — болезни первого мира, а не третьего.
Еще раз: те, кто сидит по уши в грязи, не более аутоиммунными заболеваниями, зато он болеет массой других. Потому что наша иммунная система — это громадная, хорошо вооруженная армия. Я как-то говорила, что 80% генов организма, так или иначе, связана с иммунной системой. И генетически эта система рассчитана на то, что человек живет примерно так, как жили его предки обезьяны в реальном лесу.
Она рассчитана на шистосомоз и малярию, на слоновью болезнь, на частые раны, на частые воспаления, нагноения. Но не рассчитана она на то, что человек будет мыть руки антибактериальным мылом и каждую царапину смазывать йодом. И когда иммунная система попадает в стерильные условия, она сходит с ума и начинает атаковать собственные белки вместо чужих.
И вот, собственно, очень похожее происходит с человеком с избыточной агрессией, с шизофренией, с манией величия. Потому что да, в 20-м веке расстреливают школу. Пару тысяч лет назад он просто нанимался к кому-нибудь в армию, к каком-нибудь Птолемею или Масиниссе, резал животы беременным женщинам, разбивал головы младенцам о камни при штурме городов. В общем, не особенно выделялся на общем фоне.
Вот представьте себе, наш Ильназа Галявиева попадает куда-нибудь в ХАМАС, на западный берег Иордана или в сектор Газы, где ХАМАС безраздельно правит. Ну, честное слово, у него есть масса способов удовлетворить свою агрессию без того, чтобы пострелять своих.
Еще шизофреник мог объявить себя богом и основать религию. Потому что вы чего, думаете, какая-нибудь парочка суфиев, казненных в IX, X веке на берегах Евфрата, которые объявили себя богами, и их последователи еще пару десятков лет собирались на этих берегах, что эти суфии явятся обратно, они же боги, — вы думаете, они чем-то отличались от Ильназа Галявиева. Я уж не говорю об известном основателе одной широко распространенной религии, который тоже объявил себя богом.
В общем, смотрите, сейчас американскому пехотинцу, чуть что, он побывал в каком-нибудь Ираке, ему сразу ставят диагноз «посттравматическое стрессовое расстройство» (post-traumatic stress disorder). И когда эти диагнозы стали ставить, я стала задумываться, а какой же диагноз был у Александра Македонского или Юлия Цезаря? Вот почему им не ставили подобные диагнозы? А вот там завоевание Саргона, Пунические войны, Столетняя война — где же тогда был post-traumatic stress disorder?
И ответ такой, что то, что сегодня называется PTSD была норма. Почему где-нибудь в XVII веке сумасшедшие не стреляли в людей направо ни налево? Да стреляли. Они уходили в разбойники, они резали дилижансы, нанимались солдатами. Они грабили, убивали и насиловали. И уровень насилия в обществе был такой высокий, что удовлетворить свое желание ненавидеть всех и убить всех можно было вполне институциональным путем. То есть расстрел и резня — это были не хобби, это была профессия.
И то же самое маньяк. Надо задуматься: что же такое в XX веке случилось, что в обществе появились все эти сексуальные маньяки, все эти чикатило. Вот в XIX веке — Джек Потрошитель. Где они были раньше? Ответ: все там же — в опричниках, наемниках, в особо доверенных палачах, в опорах режима.
Вот Чикатило и Галявиева где-нибудь веков пять назад были бы, если не уважаемыми, то, во всяком случае, понятными членами общества, или разбойниками с большой дороги, или мародерами, или палачами на службе инквизиции. Что там, собственно, 5 веков? Вот где-нибудь в 1937 году мечты Галявиева всех убивать осуществились бы самым простым и естественным способом в Советском Союзе. Служил бы где-нибудь в НКВД и пускал бы пули в затылок польским офицерам под Катынью. Еще где-нибудь рвал бы золотые зубы в подвале.
То есть я хочу обратить ваше внимание, что спонтанное, беспричинное, отвергаемое обществом насилие — это, как ни странно примета более-менее благополучного общества. Да, его устраивают люди с избыточной агрессией, другими отклонениями, и раньше эти люди просто не выделялись на общем фоне насилия.
Более того, страшно сказать, что такого рода люди, возможно, иногда нужны были популяции для выживания, например, во время жестокой войны. Они сражались в врагами популяции, и их наличие способствовало выживанию этой популяции.
А вот этого казанского школьника бывшего в том смысле, в каком это было и 400 лет назад и 140 тысяч лет назад и 500 лет назад и даже во Второй мировой, у него в привычном смысле для человеческое популяции НРЗБ И как взбесившееся антитело этой иммунной систему, он атакует части собственной популяции. Кстати, врать не буду, про антитела — это не мое сравнение. Колумбайнеров со мной в разговоре сравнивал мой добрый друг американский врач Марк Мирер.
И, соответственно, исправить ситуацию можно двумя способами. Можно вернуться в 12-й век и желание Галявиева резать всех там будет уважаемым и институциализированным умением. И, как я уже сказала, на земном шаре до сих пор есть масса мест, где он без всякой проблемы свое умение удовлетворял бы.
Опять же можно под предлогом спасения населения от этих ужасных шизофреников запретить оружие, ножи, колюще-режущие предметы, еще руки можно людям поотрубать, потому что согласитесь, а вдруг он карате выучится и вот пальцем ткнет — и готово. Можно построить систему превентивной тотальной слежки, которая от сумасшедших, конечно, не спасет, но зато даст право посадить любого в психдиспансер на предмет проверки: а он не сумасшедший ли? А можно просто отчетливо понимать, что уровень беспричинного насилия в обществе растет тогда, когда в нем падает уровень насилия институциализированного…
Источник
  • 0
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.