Гибридный диалог: союз и противостояние маскулизма и феминизма

Скажу сразу — здесь я больше буду говорить о здоровых фракциях маскулизма и феминизма — о тех, у кого поворачиваются стрелочки; кто считает, что мир не разделен на угнетателей одного пола и угнетенных другого пола; кто элементарно признает, что оба пола не в лучшем положении оказались совместными усилиями, да и раньше тоже было не лучше.

Потому что говорить о фракциях маскулизма и феминизма, у которых стрелочки не поворачиваются, а тем более о радикальных феминистках и каком-нибудь мужском государстве — в данном контексте смысла просто нет. Если стрелочка не поворачивается, все — вражда, феминисток на виселицу и будет счастье одним, маскулистов расстрелять — и будет счастье другим. Право ненавидеть, которое отстаивает та же Никсель Пиксель, всегда заканчивается именно этим, какие бы самоограничения ни пытались ставить его пропагандисты.

Итак, приступим.

В самом определении здоровых приверженцев маскулизма и феминизма существует противоречие — неизбежное и необходимое. Оно и ведет к тому, что эти самые здоровые участники оказываются предрасположены вступать в диалог, союз и противостояние одновременно.

Само определение звучит так: «маскулизм / феминизм — это движение за права одного пола и равноправие полов». Соответственно, у мужчин это звучит как «маскулизм — это движение за права мужчин и равноправие полов», у феминисток «феминизм — это движение за права женщин и равноправие полов».

И вот здесь и кроется противоречие. Потому что права своего пола и равноправие полов в определенных ситуациях входят в клинч.

Там, где права своего пола напрямую не затрагиваются правами другого пола, маскулистам и феминисткам относительно несложно найти общий язык и вступить в союз.

Не нужно делить пирог, а значит, нет и причины конфликтовать.

Например, право женщин на ликвидацию списка запретных профессий весьма активно поддерживается маскулистами. А право мужчин не попадать в призывное рабство на год находит полное понимание и поддержку у феминисток.

Напомню еще раз — я сейчас говорю именно о здоровых силах этих движений.

Так происходит, потому что парни ровным счетом ничего не теряют от того, что женщина будет работать на тяжелом производстве. А девушки ничего не теряют, если у нас будет чисто контрактная армия.

И таких моментов дискриминации у обоих полов много, и по ним легко быть единодушными активистам обоих движений.

Более сложным аспектом являются те права, где у одного пола есть преимущества, но эти преимущества очевидно противоречат интересам имеющего их пола.

Особенно явственно это можно наблюдать в дихотомии работа / дом. Нет сомнений в том, что мужчины в среднем больше работают, а женщины в среднем больше занимаются домом.

Но больший заработок нивелируется для мужчины тем, что он реже видит своих детей и более от них оторван, да и вообще, дома и стены помогают — пропылесосить и сварить суп легче, чем интенсивно работать, даже в офисе. И это я говорю по своему опыту, потому что я занимаюсь в своей жизни и домом, и работой самостоятельно.

А для женщин большее пребывание дома нивелируется тем, что она теряет изрядно в карьерном росте и зарплате. И при этом начинает чувствовать себя прислугой в своем же доме — что немаловажно.

Поэтому здесь между маскулистами и феминистками периодически возникают споры о запятых, но серьезного противостояния особо нет — мнение, что парням нужно больше уделять внимание дому, а девушкам — карьере, и что нужно создавать для этого условия, не встречает особых возражений.


Самый сложный аспект — здесь клинч не редкость — это когда пирог нужно делить. То есть принципиально невозможно дать всем полное удовлетворение. Например, ситуация с распределением детей на жительство при разводе.

Как бы ни говорили о том, что дети — тяжесть и т.д., ребенок все равно остается ценностью для современного человека. И вот, исключая случаи, когда один из родителей явно не хочет взять ребенка себе, здесь начинается клинч маскулистов и феминисток.

Во-первых, обе стороны, особенно феминистки (в силу сращивания в нашем социуме понятий материнства и детства), часто прикрываются интересами ребенка.

Во-вторых, встает вопрос: а в чем эти интересы ребенка заключаются? И вот здесь согласия никакого. Даже самые здравые маскулисты и феминистки не могут найти общий язык.

И такое происходит в каждом элементе, где нужно делить пирог. Например, вопрос сексуального взаимодействия мужчин и женщин — один из наиболее острых.

То есть все за все хорошее против всего плохого. Но вот договориться о том, что именно хорошее, а что именно плохое в аспекте ситуации дележа пирога — не получается, и очень сильно. Первая часть формулы «за права своего пола» вступает в клинч со второй «и равноправие полов». Каждая сторона понимает под равноправием то, что второй кажется неравенством.

Поэтому здоровый феминизм — это всегда одновременно промаскулизм и антимаскулизм. А здоровый маскулизм — это одновременно профеминизм и антифеминизм.

И это просто стоит принять, сняв розовые очки, чтобы они не разбились стеклами внутрь, выжигая душу активиста(ки) при столкновении с реальностью.

А сразу после снятия розовых очков не надо спешить надевать черные. Да, ситуация гибридного союза-противостояния непроста, но ведь у нас есть и третья часть этой формулы — диалог. Нужно говорить, обсуждать, искать консенсус и договариваться.

В конце концов, любой пирог можно разделить так, чтобы все едоки остались если не сытыми, то уверенными, что пирог разделен по справедливости и никому не досталось больше, чем остальным. А чувство справедливости — это такая штука, что способна гасить даже самое жаркое пламя вражды.

Статью подготовил Эмрис при поддержке редакции Небезопасного пространства.

«Я мыслю, значит я существую» (с)

  • 0
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.