Домашнее насилие: наглядно

В связи с огромным наплывом информации о домашнем насилии мы хотели бы сделать краткий ликбез, чтобы опровергнуть откровенную дезинформацию, часто используемую представительницами мейнстримного феминизма в пропагандистских целях. 

1) Домашнее насилие — не значит гендерное. Гендерное насилие — не значит насилие над женщинами.

Гендерное или гендерно-обусловленное насилие (gender-based violence) — это насилие над людьми по причине их принадлежности к определённому гендеру.

Так, убийство женщины может считаться результатом гендерного насилия лишь в том случае, если оно было совершено на основании ненависти к женщинам как таковым. Аналогично, убийство мужчины является гендерным насилием только в том случае, если мотивом убийства стала ненависть к мужчинам в целом

Убийство мужчины или женщины из-за финансовых разногласий или в результате внезапно возникшего конфликта в состоянии алкогольного опьянения не может считаться гендерным насилием из-за отсутствия главной характеристики подобного вида насилия — мотива ненависти к мужчинам или женщинам как к социальной группе.

Домашнее насилие, безусловно, представляет собой серьёзную проблему. Широко известен пример Маргариты Грачёвой, муж которой отрубил ей кисти рук. Она подверглась домашнему, но не гендерному насилию: по её собственным словам, мотивом преступления стало то, что она приняла решение развестись с мужем. То есть фактически эта ситуация — насилие на почве ревности. 
Ревность — это чувство, которое присуще как мужчинам, так и женщинам. Причём насилию может подвергнуться не только тот, кого ревнуют, но и тот, к кому ревнуют. Например, ревнивая жена может убить мужа, а ревнивый муж — не жену, а её любовника. В обоих случаях мужчина станет жертвой преступления на почве ревности.

В некоторых случаях для описания насилия над женщинами в феминистской среде также используется термин <<фемицид>> или <<феминицид>>, созданный по аналогии с понятием <<геноцид>>.




Стоит отметить, что в мировой истории есть ряд примеров массового убийства представителей того или иного народа с целью его уничтожения. При этом сложно даже вообразить реализацию стремления истребить мужчин или женщин как таковых — хотя бы по причине особенностей репродукции человека. 

Примером системного «фемицида» могло бы считаться такое явление, как селективные аборты, распространённые в некоторых странах. Однако подавляющее большинство феминисток придерживаются позиции, согласно которой аборт не является убийством.

В частности, некоторые феминистки выступают за безусловную поддержку права женщины на аборт, в том числе и в тех случаях, когда причиной аборта является пол ребёнка. Они выражают опасение, что запрет селективных абортов может поставить под сомнение право женщины распоряжаться своим телом, усложнить доступ к легальным абортам в принципе и стать угрозой женскому здоровью и благополучию

Соответственно, все статьи, плакаты, лозунги, в которых феминистки ради борьбы с домашним насилием призывают «остановить фемицид» или «остановить гендерное насилие» не имеют ничего общего с реальностью, поскольку пострадавшие столкнулись с насилием не по причине ненависти к женщинам в целом.

2) Домашнее насилие не имеет пола

По данным опроса NISVS (The National Intimate Partner and Sexual Violence Survey), проведённого в 2015 году федеральным агенством министерства здравоохранения США CDC (Centers for Disease Control and Prevention), каждый третий мужчина (31%) и каждая третья женщина (30,6%) сталкивались с физическим насилием со стороны партнёра или партнёрши. При этом 21,4% женщин и 14,9% мужчин подверглись насилию в тяжёлой форме. 

К сожалению, в России не проводится достаточного количества исследований по домашнему насилию в целом и супружескому или партнёрскому насилию в частности. Стоит также учитывать латентность женского насилия над мужчинами: в российском обществе мужчине куда сложнее признаться в том, что он стал жертвой насилия со стороны женщины.

С самого детства мужчинам внушают, что поднимать руку на женщину, даже с целью самозащиты — это неприемлемо, мужчина должен быть в состоянии защититься иначе. При этом физическое насилие между мальчиками практически считается нормой — потом оно перерастает в физическое насилие между мужчинами. 

Фраза «когда убьют, тогда и приходите» (к слову, авторство цитаты принадлежит женщине) вполне достоверно описывает то, что происходит с мужчинами в семье: по данным Всероссийского опроса по проблемам домашнего насилия две трети жертв домашнего насилия со смертельным исходом — именно мужчины.

Убийство — это наиболее жестокая и вместе с тем легко доказуемая форма семейного насилия. Смерть человека куда сложнее скрыть, чем нанесение ему побоев или психологическое насилие в семье. 

Также отметим, что по результатам американского исследования 18 000 молодых пар, примерно в половине случаев домашнее насилие было взаимным. При этом в отношениях, где насилие не было взаимным, более 70% случаев — это насилие, совершённое женщинами.
Несмотря на это, общество продолжает воспринимать домашнее насилие как исключительно женскую проблему: это мы можем видеть даже по результатам соответствующего запроса в Google и Яндекс.

Между тем, более реалистичная, на наш взгляд, картина того, как происходит домашнее насилие, показана здесь (сцена из сериала «Во все тяжкие»).


3) Является ли домашнее насилие проблемой эгалитарных феминисток?
Помимо того, что домашнее насилие по сути не является гендерно-обусловленным в отношении женщин, есть еще один любопытный факт, о котором многие забывают.
Хотя в последнее время тема домашнего насилия ассоциируется в первую очередь с феминизмом, в основе стереотипов об этой форме насилия лежит традиционное представление о слабой, беззащитной и безусловно добродетельной прекрасной женщине, которую необходимо защитить от сильного и опасного, жестокого мужчины (сам он в защите, разумеется, не нуждается). Подобное восприятие проблемы никак не соответствует принципам равноправия. 

Бороться с домашним насилием в отношении женщин способна даже сторонница традиционных гендерных ролей. Можно варить борщ, ходить в церковь и сидеть дома с детьми, считать этот путь самым правильным для женщины и презирать тех, кто ведёт себя иначе. Достаточно придерживаться идеи, что женская безопасность превыше всего, что настоящий мужчина никогда не посмеет ударить женщину, напротив — он обязан обеспечить её защиту и благополучие. 

Если бы не было этого стереотипа, общество бы не уделяло приоритетное внимание исключительно безопасности женщин, забывая о безопасности мужчин, а насилие над женщинами не вызывало бы более сильную реакцию по сравнению с насилию над мужчинами. 
Именно из-за этого культурного парадокса мужчина оказывается виноватым в любой ситуации, в то время как женщине верят на слово и обесценивают насилие по отношению к мужчине. 

Статью подготовили Антон Бебекин и Адель Зайцева.
  • 0
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.